В поисках убитой истории


Previous Entry Share Next Entry
2-ая Межрегиональная учебно-тренировочная поисковая экспедиция "Вахта памяти 279 стрелковой дивизии"
mrliserginov
Вторая межрегиональная учебно-тренировочная полевая военно-археологическая поисковая экспедиция «Вахта памяти 279-ой стрелковой дивизии» проходила в Бельском районе Тверской области с 22 апреля по 4 мая 2016 года. В работе экспедиции приняли участие отряды «Витязь» и «Единорог» из Москвы, школьный отряд «Пересвет» из города Куровское Московской области и сводный поисковый отряд из Красноярского края «Феникс». Второй год подряд учащиеся «Куровской средней общеобразовательной школы №1», студенты московских ВУЗов под руководством старших товарищей-поисковиков ставят учебный лагерь на урочище Плоское, на этот раз, объединившись с поисковиками Красноярского края ради общей цели – поиска незахороненных солдат и командиров, воевавших в 78-ой Добровольческой бригаде, сформированной в Красноярске, и приданных ей частей.

«В поисковом сообществе существуют разные точки зрения о том, как именно должна строиться работа с молодым пополнением, - говорит Юрис Фолманис, - нам кажется, что наибольшего успеха можно добиться именно в смешанном коллективе, когда на одного новичка приходится несколько опытных поисковиков. Основной принцип в работе такого коллектива можно сформулировать очень просто – «Делай, как я!», то есть навыки полевой работы перенимаются не на словах, а на деле, когда старший на практике показывает младшему, как и где нужно искать, как пользоваться щупом и металлодетектором, как правильно организовать и провести эксгумацию». Особенно актуальным оказался такой подход в нынешней экспедиции: основные работы велись на запаханном поле урочища, расположенного рядом с оврагом, вдоль которого проходил старый деревенский «большак», с которым частично совпадает и современная дорога. По обе стороны «большака» и располагались деревенские дома, с одной стороны уходящие дворами в овраг, а с другой - в поле. По всей видимости, еще до начала активных боевых действий в ноябре-декабре 1942-ого года деревенские дома и строения были разобраны для строительства фортификационных сооружений: деревня была превращена в мощный опорный пункт с развитой системой траншей, глубоких землянок и блиндажей, часть из которых была впоследствии разрушена артиллерийским огнем противоборствующих сторон. Укрытия, уцелевшие в ходе артобстрелов и бомбежек, могли использоваться после освобождения района от захватчиков и мирными жителями: в некоторых из них было найдено много деревенской утвари, посуда, детская и женская обувь.

В наши дни поле, некогда сплошь испещренное воронками от разрывов крупнокалиберных боеприпасов, представляет собой ровную плоскость, под небольшим углом переходящую в овраг и без каких-либо видимых следов боевых действий. Работать на таком поле непросто: военное железо как в верхнем слое почвы, так и на значительной глубине, перемешано с деревенским, много кирпичей, остатков деревянных конструкций. Вносит свою лепту и время года – после нескольких капков лопаты ямка начинает заполняться водой. В таких условиях во многом приходиться действовать «на удачу»: останки павших бойцов могут находиться как на самом дне воронок, заваленные землей вперемешку с металлом, деревом, камнями, так и в центре земляного пласта на месте разрушенного взрывом укрытия. На окраине деревни во время осенних разведывательных выездов находили и вовсе верховых бойцов, чьи останки были едва прикрыты землей. Таким образом, обозначались зоны поиска для нескольких групп: работа с глубинными металлодетекторами на поле, предполагающая шурфовку всех найденных воронок, землянок и блиндажей, и верховой поиск на склоне оврага, когда необходимо «откликаться» на каждый сигнал прибора.

На второй день «Вахты», после завершения всех хозяйственных приготовлений, и в первый день поиска было решено повторно обследовать район прошлогодних раскопок, окинув место свежим взглядом. Практически сразу удалось найти несколько пропущенных ранее ячеек с солдатским снаряжением, а спустя несколько часов – останки. Раскоп сильно заливало водой, и чтобы уменьшить ее приток, было решено откачать воду из старого раскопа, располагавшегося рядом с новым. Решив проблему с водой и приступив к делу, мы быстро поняли, что на этот раз нашли двоих солдат Вермахта. Дальнейшие поиски в старом районе в первый день результата не дали и, закончив работу, группа выдвинулась в лагерь.

На следующий день к нам присоединились школьники из отряда «Пересвет», и поиск был начат на новом участке – поле. Достаточно быстро удалось «зацепиться» за запаханные воронки с военным и сельскохозяйственным металлом, а одной из групп, обследовавшей овраг с западной стороны урочища, была найдена неглубокая землянка с деревянным полом, при расчистке которого обнаружились останки бойца. Вероятно, его, раненого, товарищи вынесли из-под обстрела в это укрытие. Остальные группы в течение дня продолжали работу по поиску и расчистке ям на поле. Ближе к вечеру в одной из ячеек недалеко от вчерашнего немецкого раскопа был найден еще один неизвестный солдат. Так завершился второй день поиска.

На третий день погода начала портиться. Несколько раз прошел дождь, размыв и без того хлипкую весеннюю дорогу, по колеям которой заструились ручьи. Все начатые накануне раскопы заполнились водой, и в дело пошла мотопомпа. Отчерпывать ямы продолжали и по старинке, ведрами. Сказать по правде, заранее предугадывая ситуацию с весенней водой, мы докупили перед экспедицией новые ведра, заготовили самодельные черпалки из старых канистр, но воды было столько, что их все равно не хватало на все раскопы. Другая трудность состояла в том, что определить, залегают ли в яме или землянке останки, можно было, только выкопав несколько широких шурфов до самого дна, что тоже замедляло темп работы. Во время раскопок приходилось разбирать, в том числе, и завалы из сельскохозяйственного металла и деревенского мусора, сброшенного в воронки. Тем ни менее, несмотря на все трудности, шли новые подъемы. В яме на поле были найдены трое солдат, при одном из которых был обнаружен медальон образца 1941-ого года. Капсулу вскрыли вечером в лагере – полотно бланка сохранилось полностью, без надрывов и утрат, но заполнен он был чернилами, от которых невооруженным глазом были различимы лишь точки-разводы по краям. Возможно, благодаря профессиональному экспертному исследованию удастся установить личные данные воина. Андрею Бондаренко из отряда «Единорог» удалось найти троих верховых бойцов в ложбинке оврага, между корней деревьев. К большому сожалению, при хорошей сохранности останков, никаких носителей информации, позволяющих установить личности погибших, обнаружить не удалось.

Работа нашего большого сводного коллектива из поисковиков Московского региона и Красноярского края в лице отряда «Феникс» строилась на чередовании старых, разрабатываемых не первый год, и новых зон поиска. С одной стороны, это помогало разнообразить монотонность ежедневного труда, с другой – позволяла использовать все возможности для тренировки молодого пополнения, чередовать «верховой» приборный поиск, работу со щупом с работой в сложных раскопах на мокром весеннем поле.

Итогом работы экспедиции стало обнаружение останков 21 красноармейца. Медальон и подписанные личные вещи бойцов переданы на экспертизу в московскую лабораторию «Солдатский медальон» НПО «Эксперт-Союз». Захоронение с отданием воинских и гражданских почестей состоится 13 августа на Петропавловском кладбище в городе Белом Тверской области.
















?

Log in

No account? Create an account